Перейти к основному содержанию
Размер шрифта:
Цветовая схема:
Дополнительно
Гарнитура шрифта:
Интервал между буквами:
  Войти на сайт Обычная версия
Вы здесь: ГлавнаяПресс-центр Новости и событияГлава Росгидромета: у нас будет много экспедиций

Глава Росгидромета: у нас будет много экспедиций

21 марта 2014 г
Руководитель Росгидромета Александр Фролов в преддверии Всемирного метеорологического дня и Дня работников гидрометслужбы России, которые отмечаются 23 марта, рассказал РИА Новости о российских планах исследования Арктики и Антарктики.

- В этом году в Арктике не была развернута очередная дрейфующая станция "Северный полюс". Это связано с нехваткой финансирования? Будет ли продолжена эта традиция?

- В прошлом году станцию СП-40 мы сняли в экстренном порядке, с использованием атомного ледокола "Ямал", поскольку лед был недостаточно надежным. Затем весь научно-исследовательский комплекс дрейфующей станции мы переместили и создали базу "Мыс Баранова" на Северной Земле. Там мы оставили людей, они и сейчас находятся там.

Они выполняют большой комплекс научных исследований — это и климат, и химический состав атмосферы и гидросферы, вечная мерзлота, радиационный баланс, газы, морские припайные льды, гидрология пролива Шокальского. К этой программе проявляют большой интерес специалисты Академии наук, Финский метеорологический институт, германский Институт полярных и морских исследований, японцы очень интересуются.

Практически все, что делалось на СП, сейчас делается на базе "Мыс Баранова".

По поводу следующей станции: предварительный просмотр со спутников показал, что в арктическом бассейне сейчас очень мало многолетних ледовых полей. Мы последние станции высаживали далеко за пределами нашего сектора Арктики, почти в канадском секторе. Потому что с нашей стороны льда практически нет.

Ученый совет НИИ Арктики и Антарктики рекомендовал нам временно прекратить развертывание круглогодично действующих дрейфующих станций во льдах в центральной Арктике в связи с большими рисками, отсутствием льда.

Вместо этого было решено сконцентрироваться на создании ледостойкой дрейфующей платформы. А пока построить более сложную программу, в центре которой будет находиться станция "Мыс Баранова". Будут также экспедиции на судах, одна точно уже запланирована, летом в Море Лаптевых. У нас будет много экспедиций. Судно "Михаил Сомов" будет работать обязательно — мы планируем большой поход на восток и, конечно, попутно научные исследования будут. Продолжится проект "Плавучий университет" – с упором на западную Арктику, Землю Франца-Иосифа и Шпицберген.

Возможно, и "Академик Трешников", когда вернется из Антарктики, пойдет в Карское море и в Море Лаптевых.

- То есть отказ от развертывания ледовой станции не связан с финансами?

— Деньги у нас есть, поскольку бюджет на высокоширотную арктическую экспедицию утвержден, это 200,9 миллиона рублей. Это базовые деньги, есть еще привлеченные — мы работаем по заказу "Роснефти", других заказчиков.

У нас есть деньги, весь вопрос, как эффективно их потратить: заплатить больше половины за ледокол либо организовать довольно сложную систему научных исследований, в том числе в высокоширотной Арктике. Риск большой: мы можем просто "сжечь" эти деньги. Высадим людей, а программу выполнить не сможем, придется опять делать экстренную эвакуацию. Такая эвакуация в прошлом году нам в копеечку обошлась. Только на ледокол мы потратили 136 миллионов рублей.

Мы ожидали, что СП-40 доживет до августа-сентября и мы в августе-сентябре по тонкому льду туда пойдем. А нам приходилось пробиваться ледоколом.

Поэтому риски, связанные с отсутствием подходящих льдины, риски, связанные с экстренной эвакуацией, не дают нам высадить станцию, и пока ученые советуют нам более сложную программу сделать в этом году. А потом будем искать лед. Сейчас есть ледовые поля, но они недостаточные по размеру и прочности.

- Но вы не исключаете, что осенью 2014 года все-таки будет высажена следующая станция "Северный полюс"?

— Конечно, не исключаю. Идеология остается. Это (ледовые базы) наша "изюминка" в Арктике. Этой весной будет кратковременная ледовая база "Барнео" на Северном полюсе. Там есть туристический компонент, но и научная программа очень большая, с международным участием. На "Барнео" в основном испытывают новые приборы и изучают лед в натурных условиях, потому что лед нельзя везти в виде образцов. Пока вы его везете, меняется температура, давление и свойства льда. Поэтому механические свойства льда нужно изучать на месте.

- О проекте морской ледостойкой платформы говорят уже несколько лет, есть какие-то подвижки с этим проектом?

— Решение о финансировании пока не принято, но мы не теряем надежды. Сейчас будет бюджетный процесс, он начинается в марте, и я думаю, что вполне определенные параметры бюджета к августу будут понятны. К сентябрю будет ясно. Можно на это надеяться, но это огромный процесс.

- Возможно ли международное участие в этом проекте?

— В принципе, это возможно, но это сильно усложнит дело. Европейский проект исследовательского судна Aurora Borealis согласовывали несколько лет из-за того, что страны-участницы не могли договориться. Мне кажется, что национальные проекты более быстрые и более эффективные.

- Метеорологи много сил потратили на обеспечение Олимпиады, кроме того, вы запустили проект со Всемирным банком по модернизации наблюдательных сетей и вычислительных средств. Останутся ли силы на Арктику?

- Мы действительно своей основной задачей считаем развитие системы прогнозов, улучшение их точности и своевременности. Это задача огромной сложности — будь то развитие систем наблюдения, компьютеров.

Но при этом вопросы полярных работ в Арктике и Антарктике у нас остаются высокоприоритетными.
Мы, в частности, сумели преодолеть трудности со строительством и запустили научный центр на Шпицбергене. Сейчас там начали работать спутниковый центр, химическая лаборатория, там работают гидрометобсерватория, геофизический полигон, метеорологический полигон. У нас много предложений по сотрудничеству с норвежскими, японскими коллегами. Туда пойдет "Плавучий университет".

К началу страницы