Перейти к основному содержанию
Размер шрифта:
Цветовая схема:
Дополнительно
Гарнитура шрифта:
Интервал между буквами:
  Войти на сайт Обычная версия
Вы здесь: ГлавнаяПресс-центр Новости и событияС первых дней войны Гидрометслужба страны работала для фронта

С первых дней войны Гидрометслужба страны работала для фронта

7 мая 2013 г

Уже 68 лет наша страна живет в условиях мира, который был завоеван в тяжёлой битве с гитлеровской Германией. Великая Отечественная война стала суровым испытанием для нашего государства, для всего советского народа. Великий подвиг в годы войны совершали труженики тыла.

Великая Отечественная война потребовала включения Гидрометслужбы СССР в состав Вооруженных сил страны. 15 июля 1941 года было создано Главное Управление Гидрометслужбы Красной Армии — ГУГМС КА. Главное Управление Гидрометслужбы и ЦИП (Центральный институт погоды, с 1943 г. — Центральный институт прогнозов) вошли в состав Наркомата Обороны с непосредственным оперативным подчинением Генеральному штабу, а в штабах фронтов и армий были созданы гидрометеорологические отделы. С первых дней войны Гидрометслужба страны стала работать для фронта.

В годы Великой отечественной войны наша служба располагала значительным научным арсеналом, применимым для военных целей. Дав заметный толчок развитию метеорологии и гидрологии, война потребовала от них и немалой доли отдачи. Метеоинформация приобретала «ценность особого вида оружия». В Архангельске всю войну работал слаженный коллектив гидрометеорологов, местных и эвакуированных из Ленинграда специалистов во главе с подполковником М.И. Бассом. Своя служба погоды имелась и при штабе Беломорской военной флотилии, она обеспечивала прогнозами наши корабли, действовавшие на трассе Архангельск — Диксон. А при штабе И.Д. Папанина в течение двух первых военных зим был единственный синоптик — Ольга Николаевна Комова, она была прикомандирована к штабу в октябре 1941 г. Ранее она работала воспитателем в детском саду, учительницей на Чукотке, метеорологом на полярных станциях. Разумеется, она работала в тесном контакте со своими гражданскими и военными коллегами, неизменно получая от них всяческую помощь и, в свою очередь, помогая им. Но именно на ней лежала обязанность обслуживать синоптическими сводками караваны судов, приходивших в Белое море из Атлантики и Арктики и возвращающихся обратно. На подходах к Белому морю, в самом море, на выходе из него — всегда и всюду корабли требовали «погоды». (Впрочем, если быть точным, ничего они не требовали: суда шли в «зоне молчания», охватывавшей и Баренцево, и Белое, и Карское моря. Корабельные рации молчали, они работали только на «прием».) С Большой земли на борт поступали аккуратные группы цифр, за которыми стояла ПОГОДА и труд нашей СЛУЖБЫ.

Капитанов интересовало главное: каково состояние льдов в Горле Белого моря и в самом море. Каждое утро в штаб Папанина приходили из Москвы синоптические сводки. С гораздо меньшей регулярностью поступали сведения о погоде от наших союзников. Но, конечно, наиболее важными оставались сообщения из района «непосредственных интересов» — с метеостанций Кольского полуострова и полуострова Канин.

До 22 июня 1941 года в Центральный Институт Погоды стекались сведения о погоде со всех советских и многочисленных зарубежных метеостанций. Но с первого же дня войны уже не было единой «мировой» погоды. Воюющие стороны засекретили свои метеосводки, идущие в эфир. Для этого применялся свой собственный метеорологический шифр. При малейшем подозрении, что цифры перехватываются и расшифровываются противником, код немедленно менялся. Метеоданные сделались подлинной военной тайной. Синоптическая карта сделалась своеобразным зеркалом, отражавшим ситуацию на линии фронта.

По мере отступления наших войск вместе с оставленными городами закрывались бесценные для синоптика точки. Приходилось работать с неполными картами, на которых целые страны выглядели белыми пятнами.


Обрезанная карта 30 августа 1941 года

«Обрезанная карта» — так во время войны прогнозисты называли синоптическую карту. Использовалась каждая возможность расширить ее рамки. Метеорологи и океанологи провели крупные научные исследования и опытно-конструкторские работы, позволившие усовершенствовать методы конструкции автоматических станций и гидрологических приборов. Эти приборы использовались для передачи данных и с занятых противником территорий.

Совершенствуясь в ходе Великой Отечественной войны, метеослужба оперативно и качественно обеспечивала боевые действия авиации и, таким образом, внесла существенный вклад в победу над врагом. Командование достойно оценило ратный труд военных метеоро¬логов. За высокие показатели в метеорологическом обеспечении боевых действий авиации в годы войны свыше 2 тысяч офицеров и младших специалистов метеослужбы было награждено орденами и медалями Советского Союза. Правительство высоко оценило труд северян — гидрометеорологов, наградив их орденами и медалями. Большой вклад в развитие гидрометслужбы на Севере в те годы внесли Басс М.И., Соболева А.Н., Шумякин А.Н., Безуглый И.М., Добрынин А.И., Кузнецов И.С., Швец М.Ф., Забуга Т.А., Жила И.М., Королев И.С., Безнаев Е.И., Сотникова А.П. и ряд других.
Победа в Великой Отечественной войне — подвиг и слава нашего народа.

Как бы ни менялись за последние годы оценки и даже факты нашей истории, 

9 мая — День Победы — остается неизменным.

Автор — старший инспектор Северного УГМС Александр Обоимов

К началу страницы