Местоположение определено правильно? Да Нет, выбрать другой город
Данные на 14:00 13.10.2019
+17 °C
Ясно
4
м/с,  Ю
50
%
763
мм рт. ст.
Данных нет
Прогнозы рассчитаны по автоматизированной технологии Гидрометцентра России без контроля синоптиком.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Проект «Открытая служба»
Предложения, замечания и отзывы о нашей работе
Федеральные целевые программы
Перечни правовых актов и их отдельных частей (положений), содержащие обязательные требования

Биологические исследования. Новости четвертого этапа экспедиции «Трансарктика-2019»

30 сентября 2019 г

Научно-исследовательский состав НИС «Профессор Мультановский» продолжает исследования в Восточно-Сибирском море.

Во время переходов между станциями экспедиционный состав продолжает наблюдать за атмосферой и поверхностью моря: опускается UCTD-зонд, отбираются пробы поверхностного слоя воды для измерения количества биогенов, щёлочности и хлорофилла. О последних расскажем чуть подробнее.

В беседе с сотрудником отдела океанологии ФГБУ «ААНИИ» Анастасия Тарасенко морской биолог, руководитель российско-германской лаборатории им. Отто Шмидта в ААНИИ Василий Поважный рассказывает, как работают арктические экосистемы и что нужно для их исследования на борту судна:

– Жизнь в воде определяется в первую очередь количеством света в верхней, так называемой фотической зоне. Именно поэтому планктонными сетками мы облавливаем в основном первые 100 метров водной толщи. Чтобы узнать количество фитопланктона [крошечных водорослей], живущего в воде, с определенной глубины мы отбираем пробы из батометров во время CTD-станций. Затем я фильтрую воду через специальные мелкие фильтры, фитопланктон оседает на них, фильтры мы замораживаем и скоро отправим в Петербург. Уже в лаборатории мы измерим количество хлорофилла – зеленого пигмента, количество которого напрямую связано с количеством водорослей – при помощи стационарного флюориметра, предварительно экстрагировав его с ацетоном.

Кроме лабораторных измерений замороженного планктона, существуют оригинальные способы измерения количества живых водорослей. В прошлом году Василий сконструировал специальный «прижизненный флюориметр» из зеркального фотоаппарата и цветных светофильтров:

– Если заранее построить калибровочную кривую, с помощью программ типа Photoshop можно определить яркость флюоресценции [светимости] и биомассу живого планктона на полученных фотографиях: грубо говоря, чем ярче картинка, тем больше планктона. Везде есть свои нюансы, но принцип схож с технологиями дистанционного зондирования земли. Самое главное – эта портативная «лаборатория» позволяет собрать уникальные данные практически мгновенно.

Поднимаемся дальше по пищевой цепочке. Фитопланктон – кормовая база для зоопланктона [мелких беспозвоночных животных], чем быстрее фитопланктон размножается, тем больше зоопланктона может появиться в этом месте. Основной пик «цветения» [максимального развития] фитопланктона в Арктике приходится на весну – время, когда поверхность моря освобождается ото льда. Иногда цветение происходит так быстро, что лёд ещё не успевает растаять полностью, хотя обычно начинается при сплоченности льда 6-8 баллов, а при 1-2 уже заканчивается.

В морях, где безлёдное лето более продолжительное – Баренцево или Карское – часто наблюдается ещё и осенний пик цветения. В этом случае количество фитопланктона определяется количеством растворенных биогенов [питательных элементов – фосфора, азота и кремния, о них в следующих выпусках расскажет Иван Гангнус]. Любопытно, что бОльшая часть биогенных веществ приносится в Арктику Атлантическими водами вдоль континентального склона, на глубине около 200 м. Как ни странно, мощный сток сибирских рек скорее мешает размножению фитопланктона, потому что этот сток беден азотом и в буквальном смысле «мутит чистую арктическую воду» – растворённая в нём органика не дает свету проникать глубоко в толщу воды. Кстати, для того чтобы измерить количество растворённых органических молекул, наши немецкие коллеги (Jens Holemann и Klaus Reus) отдельно фильтруют пробы воды на CDOM (colored dissolved organic matter – цветное растворённое органическое вещество или «желтое вещество»).

За лето основная масса биогенов в верхнем слое воды поглощается фитопланктоном, но, благодаря вертикальному перемешиванию, вихрям и штормам, какая-то часть вновь поднимается в фотический слой. Результаты жизнедеятельности зоопланктона за лето также оказываются в воде и обеспечивают дополнительный приток биогенов. Главный вопрос сегодня: сколько времени потребуется, чтобы в море Лаптевых и Восточно-Сибирском установился режим, похожий на западные арктические моря?

– А как же рыболовство, оно ведь зависит от количества планктона?

– Из-за неравномерного распределения биогенов, и, следовательно, фитопланктона, промышленное рыболовство в восточных арктических морях почти отсутствует; локальное – скорее вблизи берега и в определенных бухтах Карского и моря Лаптевых…

Подробнее о работах экспедиции «Трансарктика-2019»:

http://www.aari.ru/transarctika2019/transarctika2019.html