Местоположение определено правильно? Да Нет, выбрать другой город
Данные на 0:51 24.11.2017
0 °C
Ясно
2
м/с,  ЮЗ
61
%
762
мм рт. ст.
Данных нет
Прогнозы рассчитаны по автоматизированной технологии Гидрометцентра России без контроля синоптиком.
Карта опасных явлений

О службе

Уровень воды в озере Байкал
Проект «Открытая служба»
Предложения, замечания и отзывы о нашей работе
Федеральные целевые программы
Перечни правовых актов и их отдельных частей (положений), содержащие обязательные требования
План деятельности Росгидромета
Общественный совет

Российский государственный музей Арктики и Антарктики

Материал представлен Российским государственным музеем Арктики и Антарктики

Музей Арктики в годы Великой Отечественной войны

Андреев А. О., Дукальская М. В. (Российский государственный музей Арктики и Антарктики)

8 января 2012 года Российский государственный музей Арктики и Антарктики (РГМАА) торжественно отметил 75 лет со дня своего открытия. Во время подготовки к этому знаменательному событию мы попытались собрать информацию обо всех направлениях деятельности музея, выделив в его истории несколько основных этапов, одним из которых стала работа музея в годы Великой Отечест¬венной войны. В процессе своей работы мы изу-чили документы из архива РГМАА (перспективные планы, тематико-экспозиционные планы экспозиций и временных выставок, отчеты, методические пособия), а также учетные карточки и личные дела бывших сотрудников музея, приказы по Всесоюзному арктическому институту (ВАИ) и протоколы заседаний Ученого совета института. Кроме того, были сделаны запросы в архив Красноярского краевого музея и другие архивы города Красноярска. К сожалению, практически не удалось найти документов военного времени, данные о деятельности музея в эти годы собирались по крохам — коротким записям в личных делах, отметкам в приказах, газетным заметкам.

Здание Музея Арктики. Конец 1930-х годов
Здание Музея Арктики. Конец 1930-х годов

К началу Великой Отечественной войны единственный в стране Музей Арктики был уже широко известен не только в Ленинграде, но и далеко за его пределами, а его история насчитывала уже более десяти лет.

Музей Арктики был создан Постановлением Президиума ЦИК СССР в ноябре 1930 года и вошел в структуру Всесоюзного арктического института на правах специального отдела. Первым заведующим музеем был назначен художник и полярный исследователь Н. В. Пинегин. В 1933 году для устройства музея в ведение института было передано здание бывшей Никольской единоверческой церкви на улице Марата. После реконструкции здания и организации в нем первой экспозиции Музей Арктики был открыт для посетителей. Произошло это 8 января 1937 года.

Прием новых экспонатов. Конец 1930-х годов. 
      
     В центре — Н. Д. Травин, справа — З. П. Малиновская
Прием новых экспонатов. Конец 1930-х годов. В центре — Н. Д. Травин, справа — З. П. Малиновская

К началу 1940-х годов в фондах музея уже хранилось около 10 тысяч экспонатов, посвященных природе Арктики, методам ее исследования, а также деятельности Главного управления Северного морского пути (ГУСМП) в районах Крайнего Севера. За короткое время для оформления музея было изготовлено около 40 макетов и диорам, 20 моделей судов и самолетов, около 150 чучел животных, приобретено более 100 картин и 75 панно. За первые четыре года работы музей и его выставки посетили более миллиона человек, а сотрудники музея провели около одиннадцати тысяч экскурсий.

Последним и самым крупным событием в выставочной деятельности музея в предвоенные годы стала выездная выставка «Советская Арктика», экспонировавшаяся в первом полугодии 1941 года в Боровичах, Новгороде и Калинине. Эту выставку посетили десятки тысяч человек, а 16 июня, за шесть дней до начала Великой Отечественной войны, она была закрыта. 18 июня все экспонаты выставки вернулись в Ленинград.

 О. А. Вадиковская проводит экскурсию по выставке в Боровичах. 1941 год
О. А. Вадиковская проводит экскурсию по выставке в Боровичах. 1941 год

В июле и августе 1941 года численность сотрудников музея была сокращена до минимума — некоторые были призваны в армию, другие переведены в Арктический институт или уволены. Так, директор музея И. М. Суслов ушел на фронт летом 1941 года, участвовал в обороне Ленинграда, а в 1943 году был отозван из армии для работы в ГУСМП и до 1945 года был заместителем директора Московского филиала Арктического института по научной части.

Директор Музея Арктики И. М. Суслов
Директор Музея Арктики И. М. Суслов

Среди ушедших на фронт в первые месяцы войны был научный сотрудник Я. К. Коровушкин (его дальнейшая судьба неизвестна). Научный сотрудник и один из организаторов первой экспозиции музея З.П. Малиновская в годы блокады Ленинграда работала в поликлинике, в 1943 году была награждена медалью «За оборону Ленинграда». Ленинградскую блокаду пережила научный сотрудник музея, организатор и руководитель школьных программ О.А. Вадиковская, а после окончания войны, в 1946 году, уехала в Яранск и до 1959 года была сотрудником Яранского краеведческого музея. Организатор горно-рудного отдела музея, научный сотрудник А.А. Куштысева в 1941–1946 годах работала в отделе морской геологии Арктического института Научный сотрудник З. П. Савкина в 1941 году перевелась в Институт полярного земледелия. Среди оставшихся в штате музея был заместитель директора К.А. Калнин (после ухода на фронт И.М. Суслова он был назначен и. о. директора) и комендант здания М.Г. Гальперин.

Немногочисленные оставшиеся в музее сотрудники готовили экспонаты к эвакуации, а 1 сентября 1941 года музей был законсервирован. Для его охраны были оставлены несколько человек под руководством К.А. Калнина и М.Г. Гальперина. Вскоре после этого наиболее ценные экспонаты музея были вывезены в Красноярск, куда был эвакуирован Арктический институт. Сопровождал экспонаты научный сотрудник музея, художник и этнограф Н.Д. Травин.

Экспонаты Музея Арктики временно были приняты в Красноярский краевой музей и неоднократно использовались для организации выставок.

Здание Красноярского краевого музея. 1940 год
Здание Красноярского краевого музея. 1940 год

Первая из них — «Завоеванная Арктика», посвященная работе первой дрейфующей станции и дрейфу ледокольного парохода «Г. Седов» и подготовленная Н.Д. Травиным, открылась 5 октября. В этот же день газета «Красноярский рабочий» (№ 23) опубликовала статью Н.Д. Травина, рассказывающую о представленных на выставке экспонатах. Отметим, что и в дальнейшем Н.Д. Травин занимался организацией временных выставок в Красноярске, а также работал в группе камеральной обработки Арктического института.

 Статья Н. Д. Травина об открытии выставки «Завоеванная Арктика» (Газета «Красноярский рабочий», № 236 от 5 октября 1941 года)
Статья Н. Д. Травина об открытии выставки «Завоеванная Арктика» (Газета «Красноярский рабочий», № 236 от 5 октября 1941 года)

В 1944 году Арктический институт вернулся в Ленинград, вместе с ним в Музей Арктики из Красноярска были возвращены эвакуированные экспонаты. К сожалению, в период эвакуации некоторая часть экспонатов была утрачена.

В мае 1945 года директором музея вновь был назначен И.М. Суслов, в музей вернулись Н.Д. Травин и З.П. Малиновская, в штат были зачислены новые научные сотрудники Л.Г. Сухорукова и З.П. Окунь. Уже летом 1945 года музей принял участие в выставке, посвященной 25-летию Арктического института, проходившей в здании на набережной Фонтанки, и летней выставке ГУСМП в Москве в ЦПКиО им. Горького.

Хотя здание музея в годы блокады Ленинграда снаружи почти не пострадало, тем не менее требовался его капитальный ремонт. За военные зимы вышли из строя система отопления и водопровод, в здании протекала крыша, от холода и сырости во многих местах была полностью разрушена внутренняя отделка. Ремонта или замены требовали стенды, витрины, щиты, рамы картин, окантовка макетов, диорамы, около половины всех фотографий пришла в негодность. Начало ремонта было запланировано на осень 1945 года, но по разным причинам, в том числе и из-за отсутствия необходимых средств, ремонт был отложен. Музею пришлось пережить еще одну трудную зиму 1945-46 года — сотрудникам приходилось буквально спасать уцелевшие во время войны экспонаты.

Несмотря на все трудности, 10 февраля 1946 года, в день выборов в Верховный Совет СССР, в музее, в котором работал пункт голосования, усилиями немногочисленных сотрудников была открыта временная экспозиция в залах первого этажа. З.П. Малиновская и Н.Д. Травин проводили научные консультации и отвечали на вопросы посетителей.

В апреле 1946 года начался капитальный ремонт здания и одновременно — подготовка к открытию музея. Восстановлением музея занимались художники И.Я. Цепалин, Л.К. Богомолец, М.Г. Платунов, М.Н. Успенский, Б.К. Иванов, А.Х. Торосян, В.Т. Сергеев и др. Все работы по оформлению отделов музея были завершены к концу 1949 года, а 12 марта 1950 года музей вновь открылся для посетителей. Одним из новых отделов экспозиции стал отдел «Арктика в годы Великой Отечественной войны».

Ледовая авиационная разведка в Арктике в годы Великой Отечественной войны

А.О. Андреев, М.В. Дукальская (Российский государственный музей Арктики и Антарктики)
С.В. Фролов (Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт)

К середине 1930-х годов Северный морской путь (СМП) стал действующей водной магистралью, связавшей западные районы нашей страны с Дальним Востоком, а также объединивший великие сибирские реки в единую транспортную систему.

К этому времени стало ясно, что для успешного проведения арктических навигаций необходимо не только иметь фактическую информацию о состоянии льдов на трассе СМП, но и уметь предвидеть изменения ледовой обстановки. Задача научно-оперативного обеспечения арктического мореплавания была возложена на научный центр Главного управления Северного морского пути (ГУСМП) — Всесоюзный арктический институт (ВАИ). Для решения этой задачи в середине 1930-х годов в ВАИ была создана ледовая служба для сбора и анализа информации и прогноза ледовой обстановки на трассе СМП, а учеными ВАИ начали разрабатываться методы оперативных и долгосрочных ледовых прогнозов.

Одним из основных источников информации о метеорологической и ледовой обстановке являлась сеть полярных станций, равномерно расположенных вдоль трассы СМП. В 1930-х годах для сбора информации о ледовой обстановке в Арктике началось активное использование полярной авиации. Методика ледовой авиационной разведки была разработана специалистами ВАИ Д.Б. Карелиным, Н.А. Волковым, П.А. Гордиенко, М.М. Сомовым и др. Начиная с 1936 года для слежения за кромкой льда на трассе СМП организовывались так называемые ледовые патрули — экспедиции на небольших судах, проводившие как ледовые, так и метеорологические наблюдения.

Организация системы научно-оперативного обеспечения, включающей сбор и обработку информации, а также составление краткосрочных и долгосрочных прогнозов погоды и ледовой обстановки, стала приоритетной задачей в деятельности института. В 1938 и 1940 годах были проведены две реорганизации института, получившего новое название — Арктический научно-исследовательский институт (АНИИ), которые оптимизировали его структуру для решения именно этой задачи. Так, в 1940 году АНИИ состоял всего из трех отделов, одним из которых стал Отдел ледовой службы и службы погоды.

Деятельность системы научно-оперативного обеспечения в значительной степени обусловило успех навигаций 1939 и 1940 годов.

В данной статье предлагается краткий обзор деятельности ледовой авиационной разведки в годы Великой Отечественной войны.

В начале и середине 1930-х годов ледовая авиационная разведка проводилась в период навигации в основном по трассе СМП. Организация и проведение ледовой разведки возлагались на Управление полярной авиации (до 1934 года — Управление воздушной службы) ГУСМП. Наблюдение за ледовой обстановкой обычно производил штурман самолета.

Принципиально новый этап в деятельности ледовой разведки начался весной 1939 года, когда экипаж самолета Г-2 (АНТ-6) «Н-170» под командованием М. В. Водопьянова совершил несколько полетов над Карским морем, во время которых произвел первую в истории так называемую зимнюю ледовую разведку. Наблюдения за ледовой обстановкой выполнял известный океанограф Н. Н. Зубов. В 1940 году зимняя ледовая разведка была произведена несколькими самолетами и охватила значительную часть арктических морей. С этого времени зимние разведки прочно вошли в практику научно-оперативного обеспечения ледового плавания.

Выдающимся событием, как в истории исследования Арктики, так и в деятельности ледовой разведки стала высокоширотная воздушная экспедиция АНИИ к Полюсу недоступности весной 1941 года. Самолет Г-2 (АНТ-6) под командованием И.И. Черевичного вылетел из Москвы 5 марта и совершил перелет над арктическими морями по пути к острову Врангеля, во время которого научная группа под руководством Я.С. Либина провела ледовую разведку по маршруту полета.

Маршруты зимней ледовой авиационной разведки 1941 года
Маршруты зимней ледовой авиационной разведки 1941 года

Важно отметить, что в эти же годы к наблюдению за ледовой обстановкой начали привлекать гидрологов ледовой службы АНИИ, что значительно повысило качество наблюдений. Кроме того, в предвоенные и военные годы сотрудниками ледовой службы АНИИ была значительно усовершенствована методика проведения ледовой разведки и разработаны специальные инструкции по составлению карт ледовой обстановки и донесений.

Дальнейшее развитие служба ледовой разведки получила в годы Великой Отечественной войны. В практику вошло выполнение ледовой разведки в несколько этапов: зимние разведки, преднавигационные, навигационные, осенние. Выполнялись съемки ледяного покрова всех арктических морей и прилегающих районов Арктического бассейна. Усовершенствовались методы выполнения разведки — стало выполняться барражирование самолетами транспортных судов при прохождении сложных участков трассы и сброс с самолетов на суда вымпелов с ледовыми картами и рекомендованными курсами (впервые эта операция была выполнена сотрудником АНИИ Н.А. Волковым).

Наибольший вклад в производство ледовой разведки внесли ледовые разведчики АНИИ — гидрологи-бортнаблюдатели:

  • в 1941 году: Н. А. Волков, Д. Б. Карелин;
  • в 1942 году: А. Н. Петриченко, Ю. М. Барташевич, П. А. Гордиенко, И. Г. Овчинников;
  • в 1943 году: Д. Б. Карелин, П. А. Гордиенко, А. П. Шумский, А. Н. Смесов;
  • в 1944 году: А. П. Шумский, Б. И. Иванов, В. С. Назаров, Ю. М. Барташевич, Н. Т. Субботин;
  • в 1945 году: К. И. Ермак, М. М. Сомов, Н. Т. Субботин, А. П. Шумский, А. Г. Дралкин.

Данные наблюдений, полученные в ходе зимней ледовой разведки, использовались для составления долгосрочных ледовых прогнозов на предстоящую навигацию. Эти данные поступали в радиоцентр АНИИ, а оттуда направлялись в региональные бюро погоды на Диксон (начальник В.В. Фролов), на мыс Шмидта (начальник Е.И. Толстиков) и в Тикси (начальник К.И. Чуканин), а затем в Штабы морских операций западного и восточного районов Арктики, где работали ведущие сотрудники АНИИ, принимавшие участие в обеспечении флота и авиации в Арктике ледовыми и гидрометеорологическими прогнозами.

После окончания зимней разведки полеты на некоторое время прекращались, что было связано с погодными условиями в Арктике — взлетно-посадочные полосы становились непригодными вследствие таяния снега, а использование гидросамолетов затруднялось наличием льда в устьях рек и заливах арктических морей.

Летняя авиаразведка начиналась с освобождением ото льда водных поверхностей и проводилась в основном с использованием гидросамолетов. В течение полутора-двух месяцев авиаразведка носила преднавигационный характер, и ее данные учитывались при планировании маршрутов судов по СМП. В августе-октябре данные ледовой разведки использовались для оперативного обеспечения проводки судов.

С 1942 года в Арктике начали проводить осеннюю (посленавигационную) авиаразведку. Осенью 1942 года полеты самолетов проводились лишь в самой восточной части СМП, в районе вынужденной зимовки нескольких судов. В 1944 году посленавигационной ледовой разведкой была охвачена уже вся трасса СМП. Основной задачей осенней разведки было наблюдение за формированием ледовых массивов.

Маршруты осенней ледовой авиационной разведки 1942 года
Маршруты осенней ледовой авиационной разведки 1942 года

Таким образом, ледовая разведка проводилась в Арктике практически весь светлый период времени с перерывом на период полярной ночи (со второй половины ноября до середины февраля).

Отметим, что западный сектор Арктики в 1942–1944 годах был зоной боевых действий и полеты над акваториями Баренцева и Карского морей были сопряжены с немалым риском. 27 августа 1942 года не вернулся на аэродром вылетевший из Усть-Таймыра в район Диксона самолет Si-43 (Н-207) пилота И. Д. Черепкова с ледовым разведчиком, сотрудником АНИИ И.Г. Овчинниковым на борту. Неоднократно летчикам УПА ГУСМП приходилось участвовать в операциях по спасению зимовщиков с атакованных немецкими подлодками полярных станций. Яркой страницей в истории полярной авиации стало спасение М. И. Козловым членов экипажей и пассажиров конвоя БД-5, состоящего из транспорта «Марина Раскова» и двух тральщиков, в районе острова Белый 8 августа 1944 года.

За годы войны значительно изменился авиапарк самолетов ледовой разведки. В навигацию 1941 года ледовая разведка выполнялась на самолетах десяти типов. Наряду с современными МП-7/ГСТ (такое обозначение получили произведенные в СССР по лицензии гидросамолеты Consolidated PBY, позже известные как «Каталина»), применялись самолеты конструкции 1920-х и начала 1930-х годов, такие как Г-1 и Г-2 (гражданские модификации бомбардировщиков ТБ-1 и ТБ-3), гидросамолеты «Дорнье-Валь», легкие «Сталь-2» и др. Эти самолеты не в полной мере соответствовали требованиям к самолету-разведчику. В военные годы произошла полная модернизация авиапарка, в значительной степени за счет поставок современной техники по ленд-лизу. В навигацию 1945 года для ледовой разведки применялись два типа самолетов — сухопутные Си-47 (военно-транспортный вариант DC-3) и различные модификации гидросамолетов «Каталина». Эти самолеты с большой дальностью полета, оснащенные современным на то время навигационным оборудованием и средствами радиосвязи, значительно повысили эффективность ледовой разведки.

Следует отметить, что данные наблюдений, полученные при проведении ледовой разведки, значительно повысили географическую изученность Советской Арктики. Маршруты полетов самолетов ледовой разведки нередко пролегали над неисследованными ранее районами, в результате чего были стерты с карты практически все «белые пятна» в зоне арктических морей и частично в советском секторе Центральной Арктики.

 Карта неисследованных районов в советском секторе Арктики по состоянию на 1939 год (а) и 1945 год (б)
Карта неисследованных районов в советском секторе Арктики по состоянию на 1939 год (а) и 1945 год (б)

В годы Великой Отечественной войны Северный морской путь стал важнейшей стратегической транспортной магистралью страны. Во время четырех военных навигаций с запада на восток и с востока на запад по нему прошли десятки судов и были перевезены сотни тысяч тонн грузов. Значительный вклад в обеспечение безопасного плавания по СМП внесла ледовая разведка.

Список литературы

А. О. Андреев, М. В. Дукальская, С. В. Фролов. Страницы истории ААНИИ / Проблемы Арктики и Антарктики, № 1(84), 2010, с. 7–25.
Ледовый ежегодник 1940/1941. Наблюдение над состоянием льда в арктических морях за зиму 1940/1941 года и в навигацию 1941 года. — М., Л.: Издательство Главсевморпути, 1948.
Ледовый ежегодник 1941/1942. Наблюдение над состоянием льда в арктических морях за зиму 1941/1942 года и в навигацию 1942 года. — М., Л.: Издательство Главсевморпути, 1949.
Ледовый ежегодник 1942/1943. Наблюдение над состоянием льда в арктических морях за зиму 1942/1943 года и в навигацию 1943 года. — М., Л.: Издательство Главсевморпути, 1949.
Ледовый ежегодник 1943/1943. Наблюдение над состоянием льда в арктических морях за зиму 1943/1944 года и в навигацию 1944 года. — М., Л.: Издательство Главсевморпути, 1950.
Ледовый ежегодник 1944/1945. Наблюдение над состоянием льда в арктических морях за зиму 1944/1945 года и в навигацию 1945 года. — М., Л.: Издательство Главсевморпути, 1951.
Д. Б. Карелин, Н. А. Волков, В. В. Жадринский, П. А. Гордиенко. Ледовая авиационная разведка. — М., Л.: Издательство Главсевморпути, 1946.
А. Ф. Лактионов. Белые пятна Арктики. // Проблемы Арктики, № 7–8. — Л.: Изд. ГУСМП,1939, с 118.
П. А Гордиенко. Рекогнисцировка «белых пятен» полярного бассейна за годы войны. // Проблемы Арктики, № 1, 1946, с. 92–94.
М. И. Белов. «История открытия и освоения Северного морского пути». т. IV. Гидрометеоиздат, Л. 1969, с. 432–524.
Реорганизация Арктического института. // Проблемы Арктики, № 7–8, 1940, с. 106–107.